May 31st, 2004

scared

Дом на ножках

Клуб с комнатами для траханий. Чисто питерский, бомбоубежевый, с пиздою для взрослых©.

Зеркально, весело, никто не грустит. Пальцы, губы, большие сигары. Довольные лица. Новые знакомые, старые друзья, чужие женщины. Прожигатели жизни из Невады, кокетливые танцовщицы, африканская принцесса.

- Ви можьешь мне полючить фотографирр?

Коктейли и конфеты. Горячка официантов. И, что удивительно, ни одного фотографа.

- Ребенок, представь, что мы на работе, тыкай пальчиком, кого снимать.
- Этава.
Collapse )
scared

Ебать конем! (с) Г.Каспаров

Вымок под дождем, мёрз. Голодный и липкий выполз в Бибирево, а там сушь.

В метро, в моем вагоне два уроженца южных городов валтузили друг друга по мордасам. Ощесточенно, зло, по-детски некрасиво. Тот, что моложе, парень лет двадцати пяти плевался и кричал "Рукыуберы!" Тот, что постарше, костюмированный сорокалетний гражданин с пакетом в руках и сединой на шрамированном затылке звонко щелкал молодого по щекам. Еблет джигита багровел, как заставка к Джеймсбонду. Красная кровь растекалась по черным вихрам. Мне вспомнилось стихотворение Михаила Светлова про московских скинхедов:

Родина для негра обреченного,
Город мой, я за тебя дерусь!
Ты впервые обнаружил вкус
В сочетанье красного и черного.


Это был День Жалости. Мне всех сегодня жалко.