?

Log in

No account? Create an account

со мной всё ясно


Previous Entry Share Next Entry
Технология уничтожения
scared
zuhel
Всё прогрессивное человечество, как нам говорят, абсолютно естественным образом приняло геев, их субкультуру, их право заключать браки, усыновлять детей и пропагандировать свою сексуальную ориентацию в школах и детских садах. Нам говорят, что всё это — естественный ход вещей.

Нам лгут.

Ложь о естественном ходе вещей опроверг американский социолог Джозеф Овертон, описавший технологию изменения отношения общества к некогда принципиальным для этого общества вопросам.

Прочитайте это описание и станет понятно, как легализуют гомосексуализм и однополые браки. Станет совершенно очевидно, что работа по легализации педофилии и инцеста будет завершена в Европе уже в ближайшие годы. Как и детская эвтаназия, кстати.

Что ещё можно вытащить оттуда в наш мир, используя технологию, описанную Овертоном?

Она работает безотказно.

***
Джозеф П. Овертон (1960-2003), старший вице-президент центра общественой политики Mackinac Center. Погиб в авиакатастрофе. Сформулировал модель изменения представления проблемы в общественном мнении, посмертно названную Окном Овертона.
***

Джозеф Овертон описал, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены.

Согласно Окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах.

Это не промывание мозгов как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия.

Ниже я на примере разберу, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое.

Возьмём для примера что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга. Достаточно жёсткий пример?

Но всем очевидно, что прямо сейчас (2014г.) нет возможности развернуть пропаганду каннибализма — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в нулевой стадии окна возможностей. Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «Немыслимое». Смоделируем теперь, как это немысливое будет реализовано, пройдя все стадии окна возможностей.


ТЕХНОЛОГИЯ

Ещё раз повторю, Овертон описал ТЕХНОЛОГИЮ, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею.

Обратите внимание! Он не концепцию предложил, не мысли свои сформулировал некоторым образом — он описал работающую технологию. То есть такую последовательность действий, исполнение которой неизменно приводит к желаемому результату. В качестве оружия для уничтожения человеческих сообществ такая технология может быть эффективнее термоядерного заряда.


КАК ЭТО СМЕЛО!

Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.

У нас ведь есть свобода слова.

Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?

Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.

Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.

Окно Овертона уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.

Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.

Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.

Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».


ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?

Следующим шагом Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного.

На этой стадии продолжаем цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер.

Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».

Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название.

Нет больше каннибализма.

Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят ещё раз, признав и это определение оскорбительным.

Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.

Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Его найдут или придумают как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.

«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»

«А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»

«Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»

Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.


ТАК И НАДО

После того как предоставлен легитимирующий прецендент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального.

Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы.

«Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека»
«Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства»
«Есть люди, желающие чтобы их съели»
«Антропофилов спровоцировали!»
«Запретный плод всегда сладок»
«Свободный человек имеет право решать что ему есть»
«Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб»
«А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».

В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства.

Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.

При таком раскладе сами т.н. антропофилы остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей».

«Учёные» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше.


В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ

Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её поп-контентом, сопрягая с историческими и мифологическими личностями, а по возможности и с современными медиаперсонами.

Антропофилия массово проникает в новости и токшоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах.

Один из приёмов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!»

«Разве вы не знали, что один известный композитор — того?.. антропофил.»

«А один всем известный польский сценарист — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали.»

«А сколько их по психушкам сидело! Сколько миллионов выслали, лишили гражданства!.. Кстати, как вам новый клип Леди Гаги «Eat me, baby»?

На этом этапе разрабатываемую тему выводят в ТОП и она начинает автономно самовоспроизводиться в массмедиа, шоубизнесе и политике.

Другой эффективный приём: суть проблемы активно забалтывают на уровне операторов информации (журналистов, ведущих телепередач, общественников и тд), отсекая от дискуссии специалистов.

Затем, в момент, когда уже всем стало скучно и обсуждение проблемы зашло в тупик, приходит специальным образом подобранный профессионал и говорит: «Господа, на самом деле всё совсем не так. И дело не в том, а вот в этом. И делать надо то-то и то-то» — и даёт тем временем весьма определённое направление, тенденциозность которого задана движением «Окна».

Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников посредством создания им положительного образа через не сопряжённые с преступлением характеристики.

«Это же творческие люди. Ну, съел жену и что?»

«Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!»

«У антропофилов повышенный IQ и в остальном они придерживаются строгой морали»

«Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила»

«Их так воспитали» и т.д.

Такого рода выкрутасы — соль популярных ток-шоу.

«Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это — любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»


МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ

К пятому этапу движения Окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести её из категории популярного в сферу актуальной политики.

Начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму — «запрещение поедания людей запрещено».

Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений.

Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением.

Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежна докатится до школ и детских садов, а значит следующее поколение вырастет вообще без шанса на выживание. Так было с легализацией педерастии (теперь они требуют называть себя геями). Сейчас на наших глазах Европа легализует инцест и детскую эвтаназию.


КАК СЛОМАТЬ ТЕХНОЛОГИЮ

Описанное Овертоном Окно возможностей легче всего движется в толерантном обществе. В том обществе, у которого нет идеалов, и, как следствие, нет чёткого разделения добра и зла.

Вы хотите поговорить о том, что ваша мать — шлюха? Хотите напечатать об этом доклад в журнале? Спеть песню. Доказать в конце концов, что быть шлюхой — это нормально и даже необходимо? Это и есть описанная выше технология. Она опирается на вседозволенность.

Нет табу.

Нет ничего святого.

Нет сакральных понятий, само обсуждение которых запрещено, а их грязное обмусоливание — пресекается немедленно. Всего этого нет. А что есть?

Есть так называемая свобода слова, превращённая в свободу расчеловечивания. На наших глазах, одну за другой, снимают рамки, ограждавшие обществу бездны самоуничтожения. Теперь дорога туда открыта.

Ты думаешь, что в одиночку не сможешь ничего изменить?

Ты совершенно прав, в одиночку человек не может ни черта.

Но лично ты обязан оставаться человеком. А человек способен найти решение любой проблемы. И что не сумеет один — сделают люди, объединённые общей идеей. Оглянись по сторонам.

  • 1
Овертон описал "как?", но вопрос в другом - "зачем?".
Если бы в той же Европе действительно 90% было лишними - они не завозили бы в таких кол-вах гастарбайтеров, не пускали бы дикарей под маркой "беженцы" и боролись с нелегальной миграцией вместо борьбы за права нелегалов. Гораздо дешевле раздавать молодёже контрацептивы, чем уничтожать моральные устои общества. Кстати, не факт, что лишение моральных ценностей приведёт к уничтожению самого общества. Свято место пусто не бывает - одна мораль будет заменена другой, но люди-то никуда не денутся.

Ну, завозят и что? Фашисты тоже завозили гастарбайтеров, а параллельно работали лагеря смерти.

И какое дело, кто куда едет? В прошлое ушла эпоха национальных элит, мыслящих национальным сознанием в рамках национальных государств. Ну, едут в Европу дикари, и что? Удобный фактор уничтожения классического европейского общества.

Назови фактические противоречия.

Во-первых, остаётся открытым вопрос "зачем" уничтожать классическое европейское общество. Допустим, тут называлась причина - безработные. Но ведь дикари проблему не решают, а усугубляют. Первое поколение м.б. и выполняет непристижную работу, но их дети-внуки уже просто сидят на пособиях и устраивают погромы, когда кого-то из их общин обижают.

Во-вторых, плодятся они обычно быстрей европейцев, что тоже не решает вопроса "лишних" людей.

В-третьих, они не интегрируются культурно, не перенимают саморазрушающей "канибальской" морали, а наоборот, остаются носителями патриархальных устоев.

Грубо говоря, таким образом не решается ни одна проблема. Вместо расшатывания морали и уничтожения части общества, кол-во людей растёт (правда за счёт "чужаков"), а мораль у этой быстро растущей и пассионарной части общества становится гораздо более жёсткой и нетолерантной.

Я вижу в этом противоречие между заявленной целью и явно неэффективным методом достижения этой цели.

Edited at 2014-01-14 02:11 pm (UTC)

Зачем цивилизованные немцы уничтожали цивилизованных англичан и завозили недочеловеков с востока?

Откуда уверенность в том, что граждане Евросоюза - это священная корова, которую кто-то старается образовывать, трудоустраивать и защищать? Зачем? Кто субъект заботы?

(no subject) (Anonymous) Expand
чисто первое что пришло в голову -
"белые люди" привыкли к свободе,правам, равенству перед законом и пусть на словах, но доминированию интересов общества перед личными - даже если это интересы аристократов/олигархов.

Дефицит же ресурсов подразумевает при таком раскладе рано или поздно постановку вопроса о раскулачивании верхнего 1% собственников в пользу общества и пересмотра правил ведения бизнеса - что неминуемо сокращает прибыли, а при особо неудачных для 1% раскладах грозит ликвидацией.

Между тем, представители традиционных культур вполне привычны к подчинению "владык" и прочих "ханов", что как бэ подразумевает их более лояльное отношение к ситуации когда богатые становятся недосягаемо богаты - а бедные непреодолимо бедными - т.е. ситуации неофеодализма.

При этом низкая квалификация "цветных" и вообще дикость не так уж и сильно ударит по производственным возможностям "золотой верхушки" (хз сколько их там будет) сохраняющих высокий уровень потребления в рамках своеобразных высокотехнологичных анклавов (см. работы Жака Аттали)обеспеченных энергией и ресурсами + производственными возможностями новых индустриальных технологий робототехники и тп, революцию в которой мы уже можем наблюдать. Это позволит сохранить темпы НТП (возможно для этого так упорото сейчас вкладываются в изучение ИскИна). Население анклавов все под колпаком корпорации АНБ/Google aka Глаз Саурона - и добро пожаловать в Мордор с канибализмом и чипами. Где корпорация Ватикан/Голливуд прекрасно управится с рулежкой толп полудиких орков живущих вокруг анклавов.

Вопрос перенаселения диких "цветных" кстати тоже не стоит. В условиях сокращающихся ресурсов экономика проседает. Это в свою очередь ведет к обнищанию населения, и, как следствие, к повышению порога доступности образования, здравоохранения и безопасности - т.е. дохнуть будут тупо от преступности, войн, обычных болезней и голода. Короче см. современная Африка, но без медпомощи, образования и энергетики.

Т.е. в конечном итоге это вопрос выживания элитного класса за счет сокращения наиболее опасной для него части населения, и отправки дикой части населения на подножный корм и "естественное" вымирание, которым при необходимости можно и искусственно управлять. такое вот получилось спонтанное мнение.

Edited at 2014-01-28 02:25 am (UTC)

Вот, большевики уничтожили христианскую мораль. Но тут же заменили её советской моралью. В перестройку уничтожили советскую мораль. Чем её заменили?

Чем заполняется ценностный вакуум за последние 25 лет в России?

Мне трудно судить.
Заменили потребительской моралью? Цивилизациий статуса?

Если так, то должен быть ответ на вопрос, в чём заключается потребительская мораль?

Каковы ограничения?

В чём и где эти ограничения закреплены?

Какие институты их защищают?

Каковы реальные механизмы, карающие нарушителей потребительской морали?

Большевики ничего христианского как идею не уничтожали.Они боролись с религией на обшей поляне социальной справедливости.типо,церковь проповедовала"продай имущество свое и скот,а деньги раздай нищим",а у большевиков короче и понятней для русского человека - грабь награбленное.Потому это прокатило только в России.Когда пришли с этой могучей идеей в Афган,то в ответ услышали
-Аллах не велит брать чужое.
Ну а на Западе с его священной частной собственностью это изначально не канало.
Вопрос формирования и отмены табу в обществе не стоит выеденного яйца.Меняются условия - меняются и табу.Но раз тему про гомиков запустили значит кто-то с этого пытается свой интерес поиметь.
По мне важнее была бы тема про отмену святости приказа для подчиненного.Но пока видно время не пришло.

Либеральными ценностями. Той самой свободой, в которую вы не верите и считаете разрушительной.

Тут есть свои табу. Например, приватность. Никто и носа не должен совать в чужую жизнь. Или свобода совести - каждый волен верить в то, во что считает правильным, и не должен преследоваться за это.

И описанное вами окно вполне успешно уничтожает и эти табу тоже. Настолько, что вы, например, их уже и не считаете табу. А ведь они охраняют общество от религиозных войн, костров инквизиции, жандармского государства и прочих прелестей.

И откуда сомнения в жизнеспособности обществ, лишённых ценностей и потерявших моральные нормы?

В истории человечества достаточно примеров погибших обществ. Развитие не одну степень свободы имеет, были и тёмные века. И неоднократно.

История также помнит общества, потерявшие рамки и берега. Все они мертвы.

Если с логикой всё хорошо, то можно и без примеров выводы сделать. Нравственность - это оформление опыта гибели сообществ, инстинкт выживания сообществ. Системная атака на нравственность проводится только для уничтожения общества.

У меня нет сомнений в нежизнеспособности общества без моральных ориентиров. У меня есть сомнения в том, что оно исчезает. Оно скорее плавно заменяется другим.

Т.е. если бы это было экспансией извне с целью подмять - да. Но речь же идёт о подрыве морали изнутри. А зачем пилить сук, на котором сидишь - вот что я затрудняюсь понять.

Зато есть, к примеру, портовые города, в которых даже в самые строгие времена особых моральных ограничений не было. И ничего. Да и вообще, с чего бы выживание сообщества человек должен ставить выше своих желаний и интересов?

Но это будут уже люди сильно лишённые многих завоеваний современного общества, а главное не желающие таких завоеваний добиваться. Одновременно с насаждением постмодерна в развитых обществах, насаждается контрмодерн в обществах развивающихся. Контрмодерн это агрессивное противодействие развитию. Гастарбайтеры заражённые этим вирусом уже по факту обезоружены. Да они могут резать местное цивилизованное население, да могут жечь авто (тем лучше, больше спрос на рынке), могут бунтовать, бушевать. Но организовать серьёзный вызов элитам не способны. А раз так то они даже полезны, удобнее с их помощью прессовать местное население конкуренцией на рынке труда, удобнее отвлекать внимание общества от реальных проблем на черножопых, удобнее рулить по принципу разделяй и властвуй.

C такой точки зрения... что-то в этом есть.

  • 1