?

Log in

No account? Create an account

со мной всё ясно


Previous Entry Share Flag Next Entry
Технология уничтожения
scared
zuhel
Всё прогрессивное человечество, как нам говорят, абсолютно естественным образом приняло геев, их субкультуру, их право заключать браки, усыновлять детей и пропагандировать свою сексуальную ориентацию в школах и детских садах. Нам говорят, что всё это — естественный ход вещей.

Нам лгут.

Ложь о естественном ходе вещей опроверг американский социолог Джозеф Овертон, описавший технологию изменения отношения общества к некогда принципиальным для этого общества вопросам.

Прочитайте это описание и станет понятно, как легализуют гомосексуализм и однополые браки. Станет совершенно очевидно, что работа по легализации педофилии и инцеста будет завершена в Европе уже в ближайшие годы. Как и детская эвтаназия, кстати.

Что ещё можно вытащить оттуда в наш мир, используя технологию, описанную Овертоном?

Она работает безотказно.

***
Джозеф П. Овертон (1960-2003), старший вице-президент центра общественой политики Mackinac Center. Погиб в авиакатастрофе. Сформулировал модель изменения представления проблемы в общественном мнении, посмертно названную Окном Овертона.
***

Джозеф Овертон описал, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены.

Согласно Окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах.

Это не промывание мозгов как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия.

Ниже я на примере разберу, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое.

Возьмём для примера что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга. Достаточно жёсткий пример?

Но всем очевидно, что прямо сейчас (2014г.) нет возможности развернуть пропаганду каннибализма — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в нулевой стадии окна возможностей. Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «Немыслимое». Смоделируем теперь, как это немысливое будет реализовано, пройдя все стадии окна возможностей.


ТЕХНОЛОГИЯ

Ещё раз повторю, Овертон описал ТЕХНОЛОГИЮ, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею.

Обратите внимание! Он не концепцию предложил, не мысли свои сформулировал некоторым образом — он описал работающую технологию. То есть такую последовательность действий, исполнение которой неизменно приводит к желаемому результату. В качестве оружия для уничтожения человеческих сообществ такая технология может быть эффективнее термоядерного заряда.


КАК ЭТО СМЕЛО!

Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.

У нас ведь есть свобода слова.

Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?

Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.

Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.

Окно Овертона уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.

Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.

Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.

Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».


ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?

Следующим шагом Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного.

На этой стадии продолжаем цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер.

Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».

Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название.

Нет больше каннибализма.

Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят ещё раз, признав и это определение оскорбительным.

Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.

Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Его найдут или придумают как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.

«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»

«А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»

«Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»

Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.


ТАК И НАДО

После того как предоставлен легитимирующий прецендент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального.

Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы.

«Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека»
«Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства»
«Есть люди, желающие чтобы их съели»
«Антропофилов спровоцировали!»
«Запретный плод всегда сладок»
«Свободный человек имеет право решать что ему есть»
«Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб»
«А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».

В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства.

Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.

При таком раскладе сами т.н. антропофилы остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей».

«Учёные» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше.


В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ

Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её поп-контентом, сопрягая с историческими и мифологическими личностями, а по возможности и с современными медиаперсонами.

Антропофилия массово проникает в новости и токшоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах.

Один из приёмов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!»

«Разве вы не знали, что один известный композитор — того?.. антропофил.»

«А один всем известный польский сценарист — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали.»

«А сколько их по психушкам сидело! Сколько миллионов выслали, лишили гражданства!.. Кстати, как вам новый клип Леди Гаги «Eat me, baby»?

На этом этапе разрабатываемую тему выводят в ТОП и она начинает автономно самовоспроизводиться в массмедиа, шоубизнесе и политике.

Другой эффективный приём: суть проблемы активно забалтывают на уровне операторов информации (журналистов, ведущих телепередач, общественников и тд), отсекая от дискуссии специалистов.

Затем, в момент, когда уже всем стало скучно и обсуждение проблемы зашло в тупик, приходит специальным образом подобранный профессионал и говорит: «Господа, на самом деле всё совсем не так. И дело не в том, а вот в этом. И делать надо то-то и то-то» — и даёт тем временем весьма определённое направление, тенденциозность которого задана движением «Окна».

Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников посредством создания им положительного образа через не сопряжённые с преступлением характеристики.

«Это же творческие люди. Ну, съел жену и что?»

«Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!»

«У антропофилов повышенный IQ и в остальном они придерживаются строгой морали»

«Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила»

«Их так воспитали» и т.д.

Такого рода выкрутасы — соль популярных ток-шоу.

«Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это — любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»


МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ

К пятому этапу движения Окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести её из категории популярного в сферу актуальной политики.

Начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму — «запрещение поедания людей запрещено».

Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений.

Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением.

Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежна докатится до школ и детских садов, а значит следующее поколение вырастет вообще без шанса на выживание. Так было с легализацией педерастии (теперь они требуют называть себя геями). Сейчас на наших глазах Европа легализует инцест и детскую эвтаназию.


КАК СЛОМАТЬ ТЕХНОЛОГИЮ

Описанное Овертоном Окно возможностей легче всего движется в толерантном обществе. В том обществе, у которого нет идеалов, и, как следствие, нет чёткого разделения добра и зла.

Вы хотите поговорить о том, что ваша мать — шлюха? Хотите напечатать об этом доклад в журнале? Спеть песню. Доказать в конце концов, что быть шлюхой — это нормально и даже необходимо? Это и есть описанная выше технология. Она опирается на вседозволенность.

Нет табу.

Нет ничего святого.

Нет сакральных понятий, само обсуждение которых запрещено, а их грязное обмусоливание — пресекается немедленно. Всего этого нет. А что есть?

Есть так называемая свобода слова, превращённая в свободу расчеловечивания. На наших глазах, одну за другой, снимают рамки, ограждавшие обществу бездны самоуничтожения. Теперь дорога туда открыта.

Ты думаешь, что в одиночку не сможешь ничего изменить?

Ты совершенно прав, в одиночку человек не может ни черта.

Но лично ты обязан оставаться человеком. А человек способен найти решение любой проблемы. И что не сумеет один — сделают люди, объединённые общей идеей. Оглянись по сторонам.


  • 1
Подобного общества история не знает - личная свобода в античных Греции и Риме, допустим, была законодательно ограничена для большинства населения. Нечто подобное было в торговых городах в течение всей их истории (особенно в портах), но это лишь отдельные населённые пункты, да и табу в любом случае из общественного сознания никуда не девались. Что и говорить про другие периоды.

Так уже заменяет. "Старое" сохраняется только там, где государство его всячески защищает и ограничивает влияние нового, вмешиваясь (по идеологическим же причинам) в борьбу этих концепций. Если так, с чего защищать то, что не выдерживает конкуренции?

Естественно, не содержит. Потому что "развитие Человека" - такая же коллективистская цель, которой предполагается подчинить индивидов. У отдельного человека может быть цель развития, но _заставлять_ его следовать этой цели никто не может - в индивидуалистической парадигме это бессмысленно.

Edited at 2014-01-17 12:05 am (UTC)

> ""Старое" сохраняется только там, где государство его всячески защищает и ограничивает влияние нового, вмешиваясь (по идеологическим же причинам) в борьбу этих концепций."

Опять-таки, все это не более чем точка зрения, не претендующая ни на актуальность, ни на всеобщность. Потому что:
1. Государство - система институтов, с помощью которого народ осуществляет свое историческое предназначение. Защищать должно общество, через систему государства или иным способом. Ведь цели государства могут и не совпадать с интересами общества, не правда ли? Например, то что делает Российское государство под управлением буржуазного класса в 90% не совпадает с интересами широких масс народа. Например, введение ювенальной юстиции западного образца очевидным образом противоречит интересам народа.

2. Общество всегда вырабатывает принципы жизни основываясь на опыте выживания. В какой-то этот опыт был осмыслен, структурирован и дан в заповедях. И это осмысление идет постоянно. Постоянно идет борьба между левыми идеями, двигающими историю, и консерватизмом, обуздывающим непомерную стихию и фильтрующим пагубные новшества. И все что человечество выработало в системах табу, это и есть - "новое". А то что вы называете "новым" - это дерьмо, старое, изжитое, и выкинутое на свалку истории человечества.

3. Хорошо, что вы коснулись идеологических причин. Идеология слома табу и насаждения извращений - это тоже идеология, не правда ли? Так вот, эта идеология не приносит ничего нового, а возвращает человека в архаику. Так что не нужно высоколобой софистикой прикрывать вторичную архаизацию социума. Все что вы пытаетесь изобразить как "органическое развитие" на самом деле - жесткая и волевая идеология. А то что вы называете "вмешательством общества" - не что иное, как защитная реакция социума на это вмешательство. Так что вы и тут пытаетесь лингвистически подменить оценку сторон этого процесса.

4. "Естественно, не содержит."
- Прелестно! Хоть это выяснили.

5. "Потому что "развитие Человека" - такая же коллективистская цель, которой предполагается подчинить индивидов."
То есть, наконец мы выясняем позицию: по вашему, "развитие человека" как коллективной сущности - этакий мерзостный атавизм. И конечно все что ему противостоит, например, целенаправленное насаждение постмодерна - благо. Прекрасно! Чудесно!

6. Повторю вопрос: в чем актуальность этого "новшества" для русского общества на данном отрезке времени? И почему оно должно восприниматься нашим обществом как благо?

Это не точка зрения, это эмпирический факт. Где это "старое" сохранилось в той или иной степени из более-менее развитых стран? Преимущественно в азиатских странах с сильной ролью государства, плюс у арабов в Северной Африке. Ни в одной открытой и нерелигиозной стране традиционализм не сохранился.

1. "Интересов народа" не существует примерно потому же, почему не существует "интересов общества" - это не субъект. А вот интересам детей это соответствует. Может, когда у убеждённых, что бить детей ремнём нормально, этих детей начнут отбирать, о чём-то и задумаются.
"Историческое предназначение"?))

2-3. Да нет, на свалку сейчас как раз активно улетает консервативное говнецо. И это прекрасно, поскольку освобождает индивида от бесконечных обязательств "обществу", "Родине" и прочим виртуальным субъектам, и даёт возможность действовать так, как ему лично хочется. А отсутствие подобных обязательств - это и есть свобода. Ужасная "жёсткая" идеология, для сравнения, подобного служения не требует - живи как хочешь, но другим не мешай.
"Так вот, эта идеология не приносит ничего нового, а возвращает человека в архаику." - субъектив.

5. Любая коллективная цель - атавизм. Ужасное "насаждение постмодерна" - это, собственно, всего лишь деконструкция идеи "коллективной цели".

6. Для "общества" - неинтересно. Для индивидов - увеличение личной свободы, уменьшение роли государства и отказ от традиционалистических идей. Желающим, заметьте, никто не мешает традиционалистами оставаться, только вот других заставлять следовать этим идеям уже не получится.

Edited at 2014-01-17 05:18 pm (UTC)

> ""насаждение постмодерна" - это, собственно, всего лишь деконструкция идеи "коллективной цели"."

Хоть деконструкция коллективного и есть в арсенале постмодерна, но этим насаждение постмодерна не исчерпывается. И поскольку этот прием применяется к обществам, которые нужно разрушить, то для проделывания этого "фокуса" нужен все-таки субъект. Так как само по себе общество постмодерна не в состоянии рулить вообще чем-либо, то нужен субъект никак не постмодернистский, а иной, с очень даже понятными целями и крепкими мускулами.

Ну вот, мы выяснили наконец то, с чего вам и следовало бы начинать.

Но тут опять заковыка - вы как постмодернист не имеете никакого права запрещать другим запрещать или осуждать сопротивление определенному тренду. Вы как постмодернист не должны утверждать, что кто-то не прав, отстаивая свои ценности. Иначе вы - не постмодернист, а очень специфический субъект, лишь для высоколобого прикида декларирующий идеи "полной свободы". То есть, вы его проповедуете, так сказать, "на экспорт".

Что конечно полностью подтверждает право таких людей как я задействовать весь арсенал средств в этой борьбе. Вплоть до самых жестких.

Вам бы очень хорошо проповедовать постмодерн, например, в США или Саудовской Аравии. Благодарные соотечественники вам поставили бы памятник за нужное дело))) На русской земле вам "не светит")))

На этом, я уверен, эта тема исчерпана.

"вы как постмодернист не имеете никакого права запрещать другим запрещать или осуждать сопротивление определенному тренду. Вы как постмодернист не должны утверждать, что кто-то не прав, отстаивая свои ценности."

Э нет. Как постмодернист я не осуждаю Вашего личного следования традиционалистическому тренду, но, в полной соответствии с постмодерным подходом, я не считаю, что кто-то имеет права ограничивать других или заставлять их жить по его ценностям.

А в США манифест либертарианства "Атлант расправил плечи" традиционно - одна из наиболее продаваемых книг. Так что с примером Вы мимо.

> "А в США манифест либертарианства "Атлант расправил плечи" традиционно - одна из наиболее продаваемых книг. "

И что? Уж не хотите ли вы на рейтингах продаж утверждать научные истины))))? Тогда уж Бергман - сопляк и бездарь по сравнению с сериалами)))

Это я к тому, что в США не нужно строить постмодерное общество - оно уже есть. Ну, правда, в Библейском поясе об этом говорить преждевременно - но не зря же это самые отсталые штаты.

> "Это я к тому, что в США не нужно строить постмодерное общество - оно уже есть."

не везде, не везде ... Можете поработать в протестантских и католических элитных структурах.

> "я не считаю, что кто-то имеет права ограничивать других или заставлять их жить по его ценностям."

Именно это вы и делаете. Вы, адепты постмодерна, навязываете свою идеологию тем, кто не хочет ее принимать. Пропаганда и агитация - это и есть метод насильственного воздействия на сознание тех, кто чужд этим идеям. Запрет на запрет - это тоже запрет.

Так что не надо ля-ля. Методы и ухватки постмодернистов конечно еще довольно сложны для того чтобы говорить об их безошибочной идентификации широкими массами, но процесс идет. И будьте уверены, постмодерну будет дан адекватный ответ, а не банальные прописи традиционалистов.

Вы не можете дать "адекватного ответа" в нормальном обществе, потому что вы основываетесь на древних ценностях, которые нужны всё меньшему количеству людей даже в России, не то что на Западе - и это замечательно.

"Запрет на запрет - тоже запрет" - типичная отмазка. Типичная и ошибочная. Потому что речь не о "запрете запретов" - речь об их отмене. Впрочем, даже если представить эту ситуацию как ультимативный запрет - в этом нет ничего плохого, поскольку в парадигме постмодерна запрещать что-то можно разве что себе.

"Пропаганда и агитация - это и есть метод насильственного воздействия на сознание тех, кто чужд этим идеям." - следовать им никого не заставляют. Но и мешать другим делать это у вас не получится.

  • 1