Евгений Горжалцан (zuhel) wrote,
Евгений Горжалцан
zuhel

Categories:

Либо раб, либо господин, либо?..









Психология жертвы, принятая как норма и вводимая в культуру, что может быть отвратительней?


Мы видим это в масс-медиа и в широком прокате. Кому-то ещё не наскучила склонность киногероев, обнявшись, голосить по случаю любой угрозы?


Чёрт бы с голливудом, но как разувидеть все эти фильмы поздней советской эпохи — страдания маленького человека, слабого мужчинки, винтика в жестокой социальной машине. И ведь это же дух эпохи.


То же самое видим и во многих мультфильмах, причем еще с советских времен, где главные герои — это зверушки-терпилы, которым угрожает вполне очаровательное зло.


Маленькими героями, кайфующими от собственного убожества, так полюбился ещё в брежневском СССР «народный» фильм «С легким паром», и не только он. Но ведь это уже совсем не гоголевский призыв увидеть и сострадать человеку, задавленному бездушным "железным веком". Нет.


Это уже — поэма! Это — гимн Маленькому человеку.


Нет, я не утверждаю, что Маленький человек = пидарас. Но далее через слезинку ребенка до прав всех меньшинств и любых перверсий дорога прямая.


А вот, что пишет об этом еще не до конца потерявший разум Запад: "Центром политического дискурса становится так называемая культура жертвы. Так, с 90-х годов двадцатого века центром дискурса стала концепция идентичности, ориентированная на идентификацию групп, против которых имело место угнетение:



«В начале они включали в себя только расовые меньшинства (такие, как чернокожие) или гендерные группы (такие, как женщины). Борьба за права секс-меньшинств также строится на основах концепции идентичности. Угнетенные слои общества создают свои неправительственные организации, которые начинают говорить о несправедливом к ним отношении, лоббировать интересы этого сообщества для получения административных и законодательных ресурсов».


Но с увеличением масштабов деятельности указанных НПО происходят и существенные изменения в обществе. В первую очередь закрепляется уверенность, что все социальные группы потенциально являются угнетаемыми. А поскольку они угнетаемые, то справиться с угнетением может более сильный субъект — государство или НПО:


«Но единственное „оружие“ государства против угнетения — это изменение юридических основ. А юридический механизм регулирования культурных вопросов в пользу одной социальной группы всегда воспринимается другой группой как ограничение ее прав, которое опять-таки можно воспринимать как угнетение. Создается порочный круг, в котором все постоянно ощущают себя жертвами. Именно так формируется культура жертвы. А сами члены социальных групп начинают верить, что они чересчур слабые, маргинализированные и угнетенные».


А теперь о главном.


Есть культура господства, а есть культура рабства. Есть книжки и фильмы, помогающие зрителям и читателям победить в себе раба, а есть такие, которые этого раба в них культивируют и укореняют.


И последнее, но самое важное. Кроме пути рабства, когда тебя все обижают, а ты всех боишься; и кроме пути господства, когда ты всех обижаешь и все боятся тебя — кроме этих двух путей, есть и третий путь.


Пастырь, он и не волк, и не овца.


Не верьте тому, кто говорит, что быть волком — это единственный путь человка, возненавидящего рабство. Это не так.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments