Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

scared

Тираж

Что чувствовал литератор 19-го века, попадая в немилость властям? Сибирь Сибирью, а самое страшное, если ссыкливые журналисты переставали брать его рукопись в печать.

Каково это было жить в эпоху оттиска? Пиши по своим способностям, литератор 21-го века, пиши в интернет и будет дана тебе аудитория, по таланту твоему. Помножить на коэффициент Х.

А если вы живете в эпоху не почтовых программ, а почтовых лошадей, и пишите пером, и потому ножик у вас оправдывает свое название — перочинный. Если вы печатались в журнале в коротким названием в одно слово, а теперь вас не берут в печать, то куда вы засунете свои тексты?

Поручик... Няня, где же кружка?

А если текстов нет, то и самого человека как бы нет. Потому что он и состоит из своих текстов на 80%. Нет-нет, не из воды. Это графоман состоит на 80% из воды.

В стол, ага... Спасибо, поручик, что нашли слово. В стол писать можно, но писать в стол — это как самого себя поместить в стол. Вы пробовали жить в табакерке?

Во-первых, внутри табакерки влажность. Табак, если для трубки он в самый раз, то для жизни он все-таки сыроват. Во-вторых, нечем дышать. Даже если и не латакия, то одно дело жечь, и совсем другое дело зарыться в него с головой и захлопнуть крышку. 

Нет, писать в стол можно. И даже, наверное, нужно. 

Няня, возьми трубку.


scared

Способность удивляться

УДИВЛЕНИЕ – СИГНАЛ О НЕДОСТАТКЕ ИНФОРМАЦИИ

Способен ли ты удивляться? Это очень важно, потому что, удивляясь, ты сигнализируешь себе о критической недостаче информации. Этот сигнал запускает выработку гипотез. То есть, чем чаще удивляешься, тем больше тренируешься в выработке гипотез.


НЕ УДИВЛЯЕШЬСЯ – ПЛОХО ДУМАЕШЬ

Если не происходит удивления новизне, гипотезы не вырабатываются, и тогда к совершенно новой ситуации сознание применяет типовые клише. Что это значит? Ситуация овнутряется, но в измененной, искаженной форме, позволяющей применить к новой ситуации заученные подходы. Или же новая, непонятная ситуация вообще вылетает из сознания.
Как пропадает способность удивляться?


ЧТОБЫ УДИВЛЯТЬСЯ, НАДО ИМЕТЬ ТОНКУЮ ЭМОЦИОНАЛЬНОСТЬ

Настоящее, не грубое-наигранное удивление я испытать не могу, если у меня нет эмоционального отношения. Когда «мне все равно», то чему удивляться?



Значит, нужна именно тонкая эмоциональность – способность переживать и чувствовать. Именно она «отвечает» за мою способность обнаружить критическую нехватку информации и начать решение некорректно поставленной задачи – выдвигать гипотезы, разрабатывать их; искать, анализировать и синтезировать информацию.


ЧТЕНИЕ РАЗВИВАЕТ ТОНКУЮ ЭМОЦИОНАЛЬНОСТЬ

Тонкую эмоциональность можно подавлять, а можно развивать. Один из мощнейших инструментов развития тонкой эмоциональности – художественная литература. Да и искусство вообще. В этом ответ на вопрос «нафига мне, взрослому мужику читать книжки»?

Взрослому человеку необходимо читать художественную литературу, причем читать вдумчиво и проникновенно, для того… Чтобы сохранить способность думать.

Человек, у которого тонкая эмоциональная структура личности подавлена или просто не развита, в незнакомой ситуации отреагирует на новизну следующим образом: его сознание либо вообще отбросит непонятную задачу, либо превратит некорректно поставленную задачу в корректно поставленную. Если задача не вылетит из сознания, сознание ее переврет – переформулирует в нечто понятное. Но именно в нечто.


ЛОВУШКА КОНСПИРОЛОГИИ

Есть несколько приемов трансформации реальных, но непонятных задач в задачи «понятные», но уже не реальные. Прием «универсального волшебного ключа», называется конспирология. Для конспирологии необъяснимого нет. Единственное, чему может удивиться конспиролог, так это тому, что любой вопрос в жизни имеет один и тот же ответ.

Ловушка конспирологии – это способ обмана людей, тупеющих вследствие огрубления эмоциональной сферы. Им хочется универсальных ответов и они находят их в присутствии инопланетян, заговорах, таинственных волнах и тд.
Уровень образования, глубина отраслевой компетенции не спасают! Потому что, если внутри академика запущен механизм уничтожения тонкой эмоциональности – привет тебе, тупизна!

И неспособность подлинно удивляться есть признак, сопутствующий этим процессам.

Но ведь есть ещё и ловушка прагматизма…

scared

Что говорит дед Агван

Игоря Растеряева мы знаем как автора и исполнителя зажигательных песен "Дорога" и "Комбайнёры". Но на этот раз – стихотворение к празднику 9 мая. Оно более глубокое, чем может показаться.

Речь в стихотворении, в первом приближении, о том, что дед Агван не превратился в машину убийства. При всей своей боевой выучке и святой ненависти к врагу, он сохранил в себе человеческое, или, как скажут верующие, душу. Не позволил ей сгореть в войне, в военной работе. Эпизод с немецким пареньком – экзамен на живую душу. Как Агван её сохранил, не рассказано, но сохранил.

Важен момент переживаний деда на воспоминаниях об "экзамене на живую душу". Вернувшись с Войны, дед не мог просто вернуться в мирную жизнь. Без колоссальной силы Духа, он бы войну не прошёл. И эти пробуждённые в нём силы должны были работать дальше. Дальше, вероятно, было восстановление страны. Дальше, быть может, какие-то стройки, но чем дальше, тем меньше и наше общество, и наша советская жизнь востребовала этот Дух. А погасить его в себе так просто нельзя.



И где-то в сознании или около витает мысль: С кем я воевал и почему вернулся домой? Не с немецким же народом воевали, не с Германией и даже не с немецкой армией, а с фашизмом. Но уже с 1946 стало ясно, что фашизм не умер, а ушёл. А значит, война не закончена?

Тогда была предложена легенда, что воевали... с Войной. Войну победили, наступил Мир, и теперь наша миссия на Земле – защищать Мир от Войны. И, разумеется, этот Мир по-всякому обживать. То есть бороться за качество жизни – удовлетворять всё растущие потребности советского человека. Это программа XXII Съезда. Менее, чем через 20 лет она взорвётся Перестройкой.

Детство Игоря – это 80-е. Наверняка, дед не мог не переживать в эте годы многолетнее томление невостребованного Духа и насаждаемое вокруг царство трепетной души и жажды материального достатка. А в этом же и есть вся культура 80-х: фильмы про слабых мужчин, песни Окуджавы, внимание к "маленькому человеку" и т.д. Потому и вспоминал «белые немецкие простыни», что не мог найти ответа на вопрос «Зачем же мы воевали?». А ответ «Затем, чтобы спать на белых простынях» его не устраивал. Радикально не устраивал.

scared

Трупы в сюжете

Кто хоть раз в жизни захлопнул книжку, когда на страницу сел комар? Разумеется, не случайно, а специально, чтобы шлёп и в гербарий!

Эти комариные трупики я никогда не вытряхивал, а наоборот подмечал, в какое место сюжета попала комариная душонка, только что выбитая из бестелесной, хитиновой оболочки. И где-то там, перед золотоискателями Аляски появлялся такой же комар, пищал так же противно, как и только что передо мной, водил жалом, и был давлен грубою мужскою рукой — героев Джека Лондона комарами не удивишь. Тем более, не напугаешь.

Но были в книжках моего детства и трупики пострашнее. Злобные мёртвые люди, ведомые непознаваемой силой. Их было не напугать и не уговорить, их не остановил бы удар в нос, да и удар автомобильным бампером — хоть и сбивал с ног — но не останавливал этих опаснейших тварей. Ох, эти драматичные сюжеты!

Сама мысль закрыть книгу в такой момент была страшнее описываемых событий. Мертвецы полезут из-под страниц! Ты слишком далеко зашёл и не в твоей власти остановить их! Лишь только читать дальше, в робкой мальчишеской надежде, что всех этих тварей загонят обратно в ад.

А вот и закладочки в самый раз:



Продаются по 20 баксов. Делаются вручную на заказ. Заказать можно цвет мёртвой кожи; количество оставшихся пальцев на руках; указать, которые из них будут обглоданы до костей; а также места нанесения и виды кровавых ран.

Collapse )
scared

Выпил кофе

Collapse )У поэтов и музыкантов есть особый жанр выступления. Называется "Стоя на голове". Это когда скрипач сыграет на своей скрипице что-нибудь бодрое, но непременно стоя на голове. Или фокусник покажет фокус, изогнувшись, как йог. Или поэт прочтет свои стихи жопой.

Или художник нарисует картину, например, вот так:



12 часов работы кофейной чашкой и Цой — жив! Теперь только чай.

Collapse )Collapse )
scared

Нет, наоборот

Читаем любой блог, листаем страницы. Как в блоге листаются страницы из прошлого в настоящее и обратно: 3, 2, 1 - где "1" — это постоянный номер самой старой записи 1, 2, 3 - где "1" — это постоянный номер самой последней записи След. | Пред. — где "следующий" — это, блять, предыдущий по хронологии. Пред. | След. — где "следующий" — это действительно следующий, но такой вариант встречается очень редко, а потому вводит в заблуждение еще сильнее. Первый | Последний — та же ересь, что и выше. Новее | Старее — наиболее адекватная схема. Вот этот вот разнобой, он зачем нужен? Оно понятно, что блог — это такая "книга наоборот", читать ее начинают задом наперед и мало кто дочитывает до начала. И вообще новая форма требует новых методов изложения. Вот только не надо все усложнять. А вам каково? Может это я один не втыкаю в прогресс? ЗЫ: даже с форматированием абзацев в этом посту я разобраться не смог. Глупый я.
scared

История коллектива «Лител Джи» ч.5

Примерно в те же годы в порту Владивостока швартовался торговый пакетбот «Lee G. Mattew» с писателем А. Буниным на борту. Сойдя с его борта, известный русский прозаик посетил шалман «Полония», а вернувшись на судно, закончил известную серию новелл корабельного лекаря. Последний в серии рассказ называется «Слезы морячки» и повествует о певице портового кабаре, кореянке по кличке Лайка. Нам интересен фрагмент последней главы: «С растрепанными волосами, с бурыми разводами по щекам, Лайка металась среди портовых грузчиков, американских матросов и пьяных забулдыг. «Ва-а! Ва-а-адим!» - Кричала она, захлебываясь собственными слезами, отчего заикание ее становилось совсем оперетошным. «Лии-и Джи-ии! Ваа-а дим!» Когда ее взгляд наконец-то выловил знакомую мачту у самого дальнего пирса, швартовый моряк уже принимал деревянный трап. Какой-то грузчик схватил ее за рукав, не дав сверзиться между пристанью и отплывающим кораблем. Пы-пыщ, пы-пыщ – барабанила Лайка в толстый, обитый жестяными листами борт. «Ва-адим! Лии-и Джи-ии...»
scared

Отчаяние

© Jonathan Weriner (Viner)Помните сказку про немецкого торговца вином, у которого росла волшебная лоза пино менье? Ну же… Давайте я напомню.

Из винограда, который давала лоза, торговец вином делал игристое и сам его пил. Вино было волшебным и выполняло любые желания. Однажды, например, он захотел работать сам на себя, и тем же вечером к нему зашел околотошный инспектор. Забрал ящик боллинже, и сказал, мол, если кто еще станет предлагать покровительство, пусть смело шлет нахуй. Так он и сделал и стал единственным в даунтауне виноделом, который работал сам на себя.

То есть безо всякой фигни, лоза действительно исполняла желания. Ну, реальные, конечно. В другой раз, например, торговец напился в слюни и загадал никогда не платить налоги. А утром к нему пришел Марко Бронциано и безо всяких разговоров прострелил виноделу коленные чашечки. Зато через два месяца, когда винодел выехал из больницы на кресле-каталке, налоговое управление освободило его от налогов как инвалида первой группы.

Так он стал единственным в даун-тауне виноделом, который вообще никому не платил. Даже на автозаправках. Потому что кресло работало от электромотора, а двухместный бьюик он за ненадобностью продал. То есть лоза действительно выполняла любые желания. А с известными поправками — даже нереальные.
Collapse )
scared

Твоя записная книжка нашлась!

Под штурманским сиденьем нашел записную книжку. Размером с кредитную карту, раскашена в американский флаг. Половина номеров — Москва, половина — Нью-Йорк. Вписан номер социального страхования, но что толку.
Есть идеи?

ЗЫ.Петя, Ирина?
ЗЫЫ.Сережа, наверное, кто-то из твоих девочек обронил.
SB-28

Сказка про Доренко

— Ты, дедо, как узнал, что меня Даренкой зовут?
— Да так, — отвечает,— само вышло. Не думал, не гадал, нечаянно попал.
— Ты хоть кто?
— Я, — говорит, — вроде охотника. За козлом бегаю, да всё увидеть не могу.
— Застрелишь его?
— Нет, — отвечает Кокованя. — Простых козлов стреляю, а этого не стану.

© Павел Петрович Бажов. 1938 год.